Появился законопроект-"антиклишас"
10.04.2019

Он вводит ответственность власти за неуважение к гражданам


Футболисты и компания погуляли на 400 тысяч
10.04.2019

В день драки  футболисты   основательно приняли на грудь.


«Ведомости» могут продать
09.04.2019

В ведущей деловой газете России две большие новости. 


Бывший мэр Владивостока получил 15 лет колонии
09.04.2019

Также он приговорен к штрафу в размере 500 миллионов рублей.


У Шестуна изъяли активы на 10 млрд рублей
08.04.2019

Суд удовлетворил иск Генпрокуратуры.


Серебренников вышел под подписку о невыезде
08.04.2019

Также под подпиской другие фигуранты дела.


Наилю стерли из истории
05.04.2019

Роскомнадзор заблокировал около тысячи ссылок на интернет-ресурсы.


В Тюмени не подтвердили историю с мешком денег
05.04.2019

Представители предприятия завода заявили, что не сталкивались с нашумевшей ситуацией.


Алексея Рогозина сократили из ОАК
04.04.2019

Он покинул пост вице-президента ОАК и гендиректора ПАО «Ил».


Россия лидирует по числу неисполненных решений ЕСПЧ
04.04.2019

Комитет министров Совета Европы отчитался об исполнении решений ЕСПЧ за 2018 год.


Зеленский дерзко бросил вызов Порошенко
03.04.2019

В ролике на Фейсбуке кандидат  выдвинул  сложные условия.


Маткапитал могут дать уже за первенца
03.04.2019

Правительство РФ рассматривает эту возможность.


Рогозин уволил нерадивых сотрудников Роскосмоса
02.04.2019

Они отвечали за работу над транспортным кораблем «Федерация».


Закон, запрещающий ругать власти, впервые применен
02.04.2019

Роскомнадзор пояснил удаление новостей о ругательном граффити про Путина.


Кремлевскому повару предъявляют червей
01.04.2019

Евгений Пригожин не вылезает из судов с госзаказчиками.


Белоруссия возьмет взаймы сотни миллионов
01.04.2019

Белоруссия получит кредит от России на 600 миллионов долларов.


ВЭБ отчитался об убытках в 176 млрд руб.
29.03.2019

Банк  сократил убытки более чем на 100 млрд руб., но они достигают 175,8 млрд руб. 


Орешкин упорно верит в рост экономики России

10.04.2019

9 апреля Министерство экономического развития опубликовало обновленный прогноз социально-экономического развития на 2019?2024 годы. Курс рубля снижен с 63,9 до 65,1 руб. за доллар, ухудшен прогноз по динамике инвестиций — всего 3,1% вместо ожидаемых 3,4%.

Как предполагает «Ъ», более слабый курс нужен для увеличения прогноза экспорта, компенсирующего незначительное ухудшение прогноза промпроизводства (до 2,3% с 2,4%) и заметное снижение прогноза роста реальных зарплат (до 1,1% с 1,4% при снижении ожидаемой инфляции).

Что касается оценок роста экономики, они остались прежними — 1,3% в текущем году, 2% - в 2020-м и 3,3% к 2024-му. Глава ведомства Максим Орешкин ожидает, что уже в августе удастся пересмотреть прогноз в большую сторону, предвкушая освоение средств, выделенных на нацпроекты, опираясь на показателями ВВП за январь-февраль (1,1%), которые оказались немного выше ожиданий, а также на «перспективы участия в ускорении экономики силовых органов».

И это при том, что МВФ в тот же день ухудшил макропрогноз по развитию мировой экономики с 3,6% до 3,3% в 2019 году, пояснив это циклическим снижением темпов роста в развитых странах. Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов выразил надежду на то, что мы, хотя и «долго запрягаем», во второй половине года «быстро поедем» благодаря нацпроектам. В текущем году на них из бюджета должно быть потрачено 1,7 трлн руб.

Однако опрошенные «Свободной прессой» экономисты к прогнозам правительства относятся осторожно. При снижении роста зарплат и инвестиций обеспечить ускорение темпов роста экономики будет, мягко говоря, очень непросто. Ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников указывает, что надежды правительства связаны с началом масштабного финансирования нацпроектов. Оно действительно может подтолкнуть экономику к росту, но необходимо параллельное ускорение частных инвестиций. Если Госдума примет закон о защите капиталовложений, он может запустить несколько частных инвестиционных проектов.

Также есть некие обнадеживающие результаты в связи с реакцией экономики и адаптации населения к повышению НДС. Хотя вторичные эффекты еще возможны, пик уже пройден. В марте инфляция составила всего 0,3%, и есть ощущение, что в апреле она покажет снижение до 5,1?5,2% среднегодовых. Это дает основания для смягчения политики Центрального банка. Не исключаю, что к концу года ЦБ может даже понизить ключевую ставку на 0,25%, что даст возможность предприятиям занимать больше денег и быстрее развиваться.

Однако есть риски, которые могут помешать росту экономики. Это слабость внутреннего спроса. Очень настораживающий момент в обновленном прогнозе заключается в том, что снижен прогноз по темпам роста реальных заработных плат. Если раньше он находился на уровне 1,4%, то новая версия исходит из того, что это будет всего 1,1%. Значит, потребительский спрос не сможет быть драйвером роста экономики.

Во-вторых, есть риск замедления глобальной экономики. Прогноз МВФ в апреле был понижен сразу на 0,4% до 3,3%. Это самый слабый показатель роста за последнее десятилетие. А это будет означать снижение спроса на основную статью нашего экспорта — жидкий углеводород. Еще один риск — это замедление инвестиций. Даже того уровня, что был в прошлые годы, явно не достаточно для нашей экономики, но МЭР в своем новом макропрогнозе понизил оценки по этому показателю на всю пятилетку. Все будет зависеть от того, насколько успешно удастся реализовывать национальные проекты и привлекать инвестиции.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов не видит особых оснований для ускорения. Снижается прогноз по инвестициям, и с этим можно согласиться. Инвестиции, как правило, это следствие экономического роста. То есть сначала должен начаться рост ВВП за счет других факторов, а потом предприятия станут тратить деньги и вкладывать в долгую, видя что рост идет. Пока роста нет, сами по себе вложения его вытащить не могут. Поэтому в МЭР и снизили прогноз, который выглядел не реалистично.

Они также снизили прогноз по росту зарплат, что тоже верно. В условиях стагнации предприятия стремятся экономить на трудовых издержках. Они хотят, чтобы рост зарплат шел вровень с ростом выпуска, чтобы доля оплаты труда не съедала часть прибыли компании.

Но тогда не понятно, за счет чего увеличится рост ВВП, если такие компоненты, как реальные доходы и инвестиции снижаются. Получается, что либо за счет государственного спроса, либо за счет роста экспорта. Но в условиях, когда государство стремится поддерживать сбалансированный бюджет, госспрос не может быть постоянным источником роста. Остается увеличение экспортного спроса на наши товары, но это большой вопрос. Не создаются интерактивные системы диагностики конкурентоспособности и эффективности экспорта. На первом плане среди нацпроектов совершенно другие темы. Рост экспорта там находится на десятом месте. На первом — стимулирование строительства дорог, эффективность расходов по которым трудно контролировать, социальные вопросы и так далее.

Нужно менять приоритеты в нацпроектах. Если основные ресурсы будут направлены на поддержку экспортных компаний, на стимулирование секторов экономики, которые могут стать драйверами роста за счет встраивание в глобальные цепочки, если программа экспортной экспансии появится, то можно верить в ускорение роста экономики. Но этого нет.

Автор: Рифат Салимов